Dmitry Tartakovsky (dima75) wrote,
Dmitry Tartakovsky
dima75

Categories:

В. И. Срыбник. Воспоминания. Рейд в Западную Украину

11 марта 1943 г. наше соединение начало свой поход в Западную Украину. Нам предстояло совершить сложный переход. На пути к Днепру нам пришлось вести особенно сильный бой в населённом пункте Познопалы Черниговской области, расположенном в 18-20 километрах от Днепра. Враг был полностью разбит, и мы успешно форсировали Днепр. После переправы мы сделали остановку в селе Бывалки, там мы поменяли свои сани на подводы, так как снег растаял и дальше ехать на санях было невозможно. Когда мы подошли к реке Припять, было уже совсем тепло. Мы достигли района дислокации соединения Сабурова. За время рейда наше соединение пополнилось тысячью новых партизан. Мы разместились у берега реки Уборть. Здесь мы простояли полтора месяца. В этом районе мы почти не выходили на операции, а были заняты изучением минного дела и иностранных образцов вооружения. Мне и моим боевым друзьям приходилось почти каждую ночь принимать грузы с Большой земли. Аэродром находился недалеко от деревни Боровое. Наш рейд в Западную Украину имел задачу вывести из строя важнейшие коммуникации врага перед Курской битвой, организовать партийное и комсомольское подполье и разоблачить украинских националистов. Насколько серьёзно ЦК КП(б) Украины и Украинский штаб партизанского движения готовили эту операцию, видно по тому, что перед маршем в западные области Украины к нам прилетели секретарь ЦК КП(б) Украины Д.С. Коротченко и начальник Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкач. Они приняли личное участие в подготовке партизанских соединений к маршу, проводя неоднократные совещания командного состава, политработников и секретарей подпольных райкомов партии, вели многочисленные беседы по практике подпольной работы, разъясняли сложность обстановки, в которой предстояло действовать, требовали внимательного отношения к населению, предупреждали о возможных провокациях со стороны украинских националистов и предостерегали партизан от огульного обвинения населения западных областей Украины в сотрудничестве с бандами. В первую очередь было необходимо оседлать Ковельский узел железных дорог и путём диверсий парализовать его работу. Эту задачу наше соединение решило успешно.
Когда мы прибыли на Волынь, то убедились в серьёзности обстановки, о которой нам так много говорили перед маршем. Наш отряд численностью 246 человек расположился в Устилужском районе, вблизи села Мосур. Мы должны были парализовать участок железной дороги Ковель-Владимир-Волынский, а также создать надёжное подполье в районе действия отряда. Было необходимо показать местному населению истинное лицо бандеровских банд, выдававших себя за настоящих защитников народа. Бандеровцы стали устраивать засады на пути движения партизан к железной дороге, и мы начали нести потери от их рук. Если в обычных условиях на диверсии ходили группами по 5-7 человек, то сейчас приходилось брать до взвода партизан для охраны и сопровождения. Ни я, ни мои товарищи по отряду не знаем ни одного случая нападения украинских националистов на немецко-фашистские гарнизоны или диверсии на железной дороге. Они постоянно находились в контакте с фашистами. При мне состоялась беседа с бандеровским активистом. Его спросили, чем руководствуются бандеровцы, устраивая засады на партизан, идущих совершать диверсии на железной дороге. Он ответил, что бандеровцам важно, чтобы русские и немецкие войска воевали друг с другом, это быстрее их ослабит и приведёт к победе украинских националистов. Мы потеряли от рук бандеровцев взвод разведчиков — самых боевых и смелых партизан нашего отряда — П. Т. Рожкова, С. Ф. Шевченко, С. М. Крюковского , А. Д. Кожевникова, О. М, Кузнецова, С. М, Воронцова, М. И. Супченко, М. И. Медведева  и С. П. Рагулина. Подробности их гибели прояснились только через семнадцать лет, во время судебного разбирательства над их убийцами, из показаний свидетелей и материалов писателя-журналиста Г. Н. Шушканова. Разведку отряда им. С. М. Кирова возглавлял опытный командир, бывший кадровый офицер Красной Армии, отважный партизан П. Т. Рожков 1913 г. р., его заместителем — политруком был С. Ф. Шевченко 1911 г. р. Оба проявили себя отважными и смелыми партизанами и служили для нас примером во всех отношениях. В тот период наше командование решило вести переговоры с украинскими националистами, чтобы те не мешали партизанам бороться с фашистами. Националисты на переговоры шли неохотно и только тянули время. Наши разведчики получили задание исследовать район предстоящих диверсий. На окраине населённого пункта Ягодное разведвзвод был остановлен бандеровской заставой, не пропустившей их дальше. Разведчики предупредили бандеровцев, что у партизан имеется с ними договорённость о совместных действиях против немцев. Бандеровцы ответили, что ничего не слышали об этом. Наши потребовали пригласить на заставу бандеровских начальников. В ожидании бандеровского начальства наши разведчики решили сделать перекур. Через какое-то время из разных мест выскочило большое количество бандеровцев, которые разоружили разведчиков и заперли их в школе. Руководство бандеровцев потребовало у разведчиков данные о партизанском отряде, его численности, фамилии командного состава, а также предложило добровольно перейти на их сторону. При выполнении этих требований разведчикам обещали сохранить жизнь. На рассвете следующего дня опять начались переговоры, даже предлагались большие суммы денег. Когда все разведчики отклонили требования бандеровцев, их погрузили на подводы и поехали. Вскоре Ягодное осталось позади. Через несколько часов добрались до села Мокрец. Разведчиков втолкнули в помещение бывшего полицейского участка. Теперь они поняли всю серьёзность положения. Опять повторились допросы и требования перейти на сторону бандеровцев. За информацию о вооружении и численности отряда, фамилиях командиров и политработников и другие сведения предлагались американские доллары. Разведчики отвергли требования бандеровцев и решили принять смерть. Тогда всех их отвели со связанными руками к лесу, где была подготовлена яма. Бандеровцы с топорами в руках по одному подводили разведчиков к месту казни. Убийцами были Николай Омельченко, Аким Панасюк, Николай Косьян и Иван Смоляр. До ареста в 1960 г. все они проживали в г. Луцке. Трое бандитов, чьи руки обагрены кровью разведчиков нашего отряда — Косьян, Омельченко и Панасюк по приговору суда были расстреляны, а Смоляр на 15 лет заключен в тюрьму. В их разоблачении помог бывший бандеровец, отсидевший 15-летний срок за свои злодеяния и решивший сообщить правду о гибели партизанских разведчиков. Мой взвод по заданию командования участвовал в розыске пропавших разведчиков. Мы проходили те места, где они проходили, или, вернее, должны были проходить на задании, однако не нашли их следов. Во время встречи партизан-фёдоровцев на Волыни в июле 1983 г. мы, ветераны отряда им. С. М. Кирова, посетили место гибели наших разведчиков. На месте казни в селе Мокрец пионеры местной школы своими силами установили памятник и отгородили его штакетником. Пионеры и жители села регулярно приносят к памятнику свежие цветы. После суда над убийцами останки разведчиков-кировцев были перезахоронены в братской могиле на центральном кладбище Ковеля. На открытие памятника на братской могиле в Ковель приехал бывший командир нашего соединения, дважды Герой Советского Союза А. Ф. Фёдоров.
В этой сложной обстановке 1943 года на Волыни перед нами стояла задача всеми формами работы привлечь на свою сторону население, разоблачить политику украинских националистов, как пособничество фашизму. Там, где бандеровцы мешали выполнению боевых заданий, мы говорили с ними силой оружия, а там, где позволяла обстановка, проводили среди них разъяснительную работу.
Наш отряд пустил под откос 72 вражеских эшелона с живой силой и боевой техникой, в том числе я со своей группой — 8 эшелонов. В результате диверсий на железной дороге было уничтожено 5 тысяч солдат и офицеров противника, в открытых боях (за всё время действия отряда) — 5661 гитлеровец и 512 сволочей, сотрудничавших с ними (украинских националистов, старост, полицаев, шпионов и диверсантов, засланных в отряд). Партизаны нашего отряда оказали помощь в создании подполья. В результате было создано два райкома, девять партийных и пять комсомольских организаций, оказавших партизанам неоценимую помощь в борьбе с фашистами. Националисты в западных областях Украины потерпели поражение. Многие вожаки националистических банд предстали перед советским судом и получили по заслугам за свои кровавые злодеяния.
Последний наш бой был в местечке Несухоеже (Несухоежье), в нём была одержана крупная победа. В этом бою погибла крупная эсэсовская воинская часть, прикрывавшая Ковель с севера, было уничтожено 1103 вражеских солдата и офицера, захвачены пушки, пулемёты, другое оружие и боеприпасы и целый ящик гитлеровских орденов. Вместе с нашим отрядом Несухоеже штурмовали седьмой и девятый партизанские батальоны (отряды). Командир вражеской части майор Вирт еле спасся на самолёте, бросив на произвол судьбы своих солдат, а уполномоченный СД штурмбаннфюрер Гельмут Корхель и два его помощника к самолёту не успели и попали в плен к партизанам. В Западной Украине мы потеряли многих наших партизан, в том числе погибшего при штурме Несухоеже нашего командира взвода Сергея Каменского. Всего мы потеряли в  Несухоеже убитыми и ранеными более сорока человек.
Штурм Несухоеже должен был быть началом операции по захвату Ковеля, но из-за утраты внезапности противник успел подготовиться к обороне и нарастить свои силы. Наше командование отказалось от первоначального плана и приказало отвести отряды на правый берег реки Стоход, чтобы удержать там переправы до подхода Красной Армии.
В завершающий период своей партизанской деятельности коммунисты отряда оказали мне доверие, избрав секретарём партийной организации отряда. Моим заместителем стал партизан Павел Иванович Гармотько. За короткий период нашей деятельности мы с коммунистами и комсомольцами распространили среди населения Волыни более 12 тысяч листовок и провели более 60 бесед и докладов на разную тематику. За мою боевую деятельность командование отряда и соединения представило меня к ордену Красной звезды (вместо него я был награждён медалью «Партизану Отечественной войны» первой степени).
Я благодарен своим командирам, которые помогли мне стать настоящим народным мстителем. Хочу вспомнить моих боевых наставников — командира отряда Николая Михайловича Николенко, комиссара отряда Ивана Ивановича Караваева и моих товарищей по оружию — Николая Боченкова, Васю Корниенко, Костю Лобана, Васю Смагина, Сергея Каменского и многих других.
Бывшим командиром отряда Н. М. Николенко был составлен отчёт об итогах боевой деятельности отряда. За три года действия на оккупированной территории отряд побывал в Минской, Гомельской, Могилёвской, Пинской и Брестской областях Белоруссии, в Черниговской, Киевской, Житомирской, Ровенской и Волынской областях Украины. Всего было исхожено с боями более 8 тысяч километров. На своём пути отряду пришлось форсировать множество рек, в том числе Днепр, Десну, Горинь, Стырь, Стоход, Снов, Беседь, Ипуть и множество железнодорожных магистралей, в том числе Гомель-Брянск, Гомель-Чернигов, Гомель-Бахмач, Житомир-Калинковичи, Сарны-Лунинец, Брест-Ковель, Ковель-Холм, Унеча-Кричев, Гомель-Калинковичи, Бобруйск-Петриков, Минск-Барановичи и другие. Как форсирование рек, так и переходы железных и шоссейных дорог проходили с жестокими боями. За своё мужество и отвагу многие наши партизаны были отмечены высокими правительственными наградами.

Представление к ордену Красной Звезды.jpg
Tags: Дедушка Володя, История, ОУН-УПА, Партизанский отряд имени С. М. Кирова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment