Dmitry Tartakovsky (dima75) wrote,
Dmitry Tartakovsky
dima75

Categories:

В. И. Срыбник. Воспоминания. Из Клетнянских лесов в Елинские

В январе 1943 г. командование Вермахта, готовясь к наступлению под Курском, решило очистить Клетнянские леса от партизан. Гитлеровцы перебросили в этот район крупные силы: карательные отряды, полиция, подразделения фельджандармерии и всевозможные зондеркоманды. Всего набралось более 20 тысяч головорезов. Немцы стянули в наш район большое количество артиллерии и авиации и даже построили рядом с лесом полевой аэродром, вокруг леса вырыли окопы. Каратели обложили лес со всех сторон. Казалось, что через плотные, в несколько рядов, боевые порядки не просунуть носа и комару, не то, что целой колонне партизан в несколько тысяч человек (говоря о численности партизан, я учитываю все соединения, дислоцировавшиеся в Клетнянских лесах). Пока разведчики искали возможное место прорыва из окружения, мы были в холоде и практически на голодном пайке, так как не могли разводить костры, чтобы не дать противнику возможность обнаружить расположение нашей базы. В то время было 35-40 градусов мороза, особенно страдали раненые, находившиеся в партизанском госпитале. Несколько дней свирепствовала пурга. Для нас это было даже неплохо, так как авиация немцев не могла действовать. В этой сложной обстановке мы были уверены, что наше командование в лице Николая Никитича Попудренко (он замещал находившегося на Большой земле Фёдорова), начальника штаба Дмитрия Ивановича Рванова и командиров отрядов сумеет вывести нас из окружения. Наш дух оставался высоким. Я хорошо запомнил обрушившееся на нас, партизан, тяжёлое время, когда на карту была поставлена наша жизнь. Артиллерия немцев по нескольку часов обстреливала лес по площадям, но благодаря принятым нами мерам предосторожности мы не попали под этот обстрел. Немцы начали устраивать минные заграждения и другие препятствия, на окраинах деревень Николаевка, Тельча и Болотня были оборудованы ДЗОТы. В такой ситуации не могло быть и речи о выходе из окружения без серьёзного и кровопролитного боя, но наша разведка с помощью опытных лесников всё-таки нашла слабину в «котле» противника. Нам предстояло пройти три километра полем по открытой местности, перебраться по льду через реку Ипуть, пересечь большак, по которому то и дело проходили немецкие патрули, и лишь на противоположном берегу войти в спасительный лес. Пурга продолжалась, и это давало нам большое преимущество, особенно при переходе открытых мест. После беседы с разведчиками Попудренко отдал приказ в последний раз построиться на поляне под завывание метели. Мы получили приказ уходить из Клетнянских лесов. Я хорошо запомнил 25 января 1943 г., когда начался бой за выход из окружения и рейд по тылам врага. Пурга нас надёжно прикрывала, а наши проводники — лесники отлично прокладывали маршрут. Как только мы вышли на опушку леса и начали преодолевать открытое поле, загремели пулемётные очереди, ракеты начали освещать местность, и стало светло, как днём. С первых минут боя мы начали нести потери. Мы подобрали своих убитых и раненых и в скоротечном бою сумели нанести противнику чувствительные удары и дезориентировать его относительно наших дальнейших действий. Несмотря на плотность войск противника, мы сумели выйти из этого окружения с минимальными потерями, без которых в бою не обходится, все отряды оторвались от немцев на солидное расстояние. Мы сделали остановку в одной большой деревне (не могу припомнить её название) и похоронили всех погибших в братской могиле. В этих боях погибла корреспондент газеты «Комсомольская правда» Лена Карастоянова. Точную дату я не помню, хорошо запомнил только, что стояли лютые, как говорят в народе, крещенские морозы. Мы только вспоминали наши тёплые землянки, которые вынуждены были оставить. Лену похоронили со всеми почестями в деревне Будище. Лена пробыла в нашем соединении почти три месяца и зарекомендовала себя мужественным бойцом. После войны мне стало известно, что Лена — дочь болгарского коммуниста, воспитывавшаяся у ветерана ВКП(б) Емельяна Ярославского. Прах Лены после войны перезахоронили в райцентре Чечерск, а на могиле был сооружён памятник.
На большом привале было организовано питание, а раненых тщательно обработали медики. Нас везде тепло встречало население, даже полицаи большими группами переходили с оружием на сторону партизан. Наш отрядный врач Владимир Сергеевич Романенко организовал лечение жителей деревень. Политработники сообщали населению о положении на фронтах и об успехах наших войск. После нашего выхода из окружения немцы заняли наш лагерь, взорвали все землянки и уничтожили партизанское кладбище. В деревнях, которые я упоминал выше, немцы уничтожили население. В своих листовках немцы писали, что уничтожили партизан, дислоцировавшихся в Клетнянских лесах. Об этих зверствах гитлеровцев мы узнали от наших разведчиков, которые вскорости побывали там.
После выхода из окружения мы стали наносить ещё более чувствительные удары. Наше соединение громило вражеские гарнизоны днём и ночью. Во время рейда нашим соединением была проведена операция по уничтожению немецкого гарнизона в райцентре Корюковка (Черниговская область). Нашему командованию стало известно, что жандармерия и гестапо расстреляли 215 наиболее активных советских граждан и готовили расстрел другой группы из 180 человек. Партизанское командование решило не медлить и освободить советских граждан. На рассвете 23 февраля 1943 г. отряд им. С. М. Кирова совместно с другими отрядами нашего соединения ворвался в Корюковку и уничтожил немецкий гарнизон. Внезапность достигла своей цели. Застигнутые врасплох немцы не смогли оказать сколько-нибудь организованное сопротивление, их погибло в Корюковке более 150 человек. Мы освободили из застенков гестапо 100 человек, обречённых на уничтожение. Все освобождённые были приняты в наше соединение. Кроме освобождения советских людей, нами были уничтожены работавшие на немцев спиртоводочный и сахарный заводы и взяты богатые трофеи, много продовольствия и особенно сахара. Через два дня после разгрома немецкого гарнизона немецкая карательная экспедиция окружила Корюковку и расстреляла без разбора всех её жителей. 1390 домов были сожжены дотла, по официальным данным каратели расстреляли более 7 тысяч человек.
В марте 1943 г. наш отряд устроил отличную засаду в районе села Нивное Брянской области, уничтожив более 150 немцев и захватив много оружия, боеприпасов, обмундирования и продовольствия.  Часть захваченного у немцев продовольствия мы всегда раздавали семьям военнослужащих действующей армии, наша разведка обычно знала их адреса.
Немцы на нашем маршруте старались с партизанами не встречаться, так как хорошо знали, что их ожидает возмездие за злодеяния над мирными жителями. Во время рейда партизаны передавали населению содержание сводок Совинформбюро и держали его в курсе положения на фронтах. Мы убедились, что жители оккупированных немцами районов совершенно незнакомы с истинным положением на фронтах. По пути следования наши отряды пополняли свои ряды. Когда мы приблизились к месту нашей большой остановки, у нас было уже более четырёхсот добровольцев. Мы продвигались по бездорожью со скоростью 25-30 километров за ночь. По окончании рейда, в марте 1943 г., мы достигли Елинских лесов (Черниговская область). В этих лесах мы не строили землянки, а устраивались в палатках и шалашах, а большинство партизан размещалось просто на санях. В Елинские леса я прибыл с отрядом впервые, а многие наши партизаны хорошо их знали, каждая лесная тропинка была им знакома. Многие начали партизанить в этих лесах, большая часть партизан была из местных жителей.
В Елинских лесах мы с нетерпением ожидали возвращения с Большой земли А. Ф. Фёдорова. Мы знали, что сумеем подробно ознакомиться с положением дел на фронтах, в нашем советском тылу и о предстоящих боевых операциях нашего соединения. В ночь на 5 марта 1943 г. Фёдоров прибыл с Большой земли. Нам стало известно, что соединение будет разделено на два — одно останется на Черниговщине во главе с Николаем Никитичем Попудренко, а другое, во главе с Фёдоровым, пойдёт в рейд для выполнения особого задания Верховного главнокомандования. Наш отряд вошёл в состав соединения А. Ф. Фёдорова. Расставание было трогательным. Многие просили своих земляков позаботиться об их семьях после освобождения Черниговской области.
Tags: Дедушка Володя, История, Партизанский отряд имени С. М. Кирова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment