Dmitry Tartakovsky (dima75) wrote,
Dmitry Tartakovsky
dima75

Category:

В. И. Срыбник. Воспоминания. Детские годы (окончание)

До 1920 г. у нас в семье проживала моя бабушка (мать отца) Сарра, которую дочери хотели забрать к себе в США. Моя бабушка твердила одно: «Хочу умереть у себя на родине, в Логишине». Когда бабушке исполнилось 85 лет, она добилась через главу криворожского общества беженцев Лайтмана визы на выезд в Польшу. Мы получили от бабушки два письма, в которых она сообщала, что добрые люди её приютили. В дальнейшем связь была нарушена, видимо бабушкино желание исполнилось. Отец мне говорил, что бабушка дожила до 90 лет. По настоянию моих старших братьев Лазаря и Моти отец прекратил переписку с сёстрами. Мои старшие братья к этому времени были комсомольцами и считали такую связь нежелательной. На дальнейшие письма от сестёр отец не отвечал.
1922 год был урожайным, местные власти начали справляться с разрухой, и жизнь стала постепенно входить в нормальное русло. К этому времени вернулись домой мои братья — Лазарь и Аркадий и немного позже Мотя, таким образом сохранилась наша большая семья. В городе была организована биржа труда, которая оказывала помощь в трудоустройстве. Вместе с другими мерами это наладило нормальную жизнь в городе. Отец зарекомендовал себя хорошим сапожником, и материальное положение нашей семьи улучшилось, родители определили всех нас в школу. Я был определён в еврейскую школу (хейдер) в помещении синагоги (впоследствии — Дом еврейской культуры) на Спортивной улице (затем — Первый переулок Ленина и улица Каунасская) к учителю по фамилии Кац. Все ученики его хорошо запомнили, он нас бил беспощадно, особенно меня. Это был не учитель, а настоящий садист, другого сравнения он не заслуживает. Вскорости я перешёл учиться в другой хейдер к учителю по фамилии Гратман, занимавшемуся частной практикой. Он один вёл учёбу по всем предметам и, в отличие от Каца, хорошо обращался с учениками. Несмотря на это, должен сказать, что хейдер мне лично в жизни ничего не дал, это была пустая трата времени, ни уму, ни сердцу, я вспоминаю этот период с большим раздражением. «Наука», которую преподавали в хейдерах, мне не шла в голову, и я плохо успевал. Я не могу понять, чем руководствовались мои родители, отдавая меня в хейдер, когда в городе было несколько прекрасных школ. Правда, и во втором «хейдере» я тоже долго не задержался. Из-за спора с моим отцом (отец отказался чинить обувь, в которой нашёл вши), Гратман выгнал меня из своей школы, чему я очень обрадовался. Только тогда меня определили в 9 трудовую школу Должанского, размещавшуюся на Октябрьской улице. В этой школе учителя хорошо относились к ученикам.
Я получил возможность познакомиться с хорошими ребятами, оказывавшими мне помощь в учёбе, — Гришей Медведовским, Лёвой и Фаней Сприкут, Абрашей Макаровым и Васей Корниенко, имена остальных мне трудно вспомнить из-за того, что прошло слишком много времени. Я с большой теплотой вспоминаю своих школьных друзей, с которыми мы не только вместе делали уроки, но и очень активно участвовали в спортивных секциях, настоящая дружба запоминается на всю жизнь. Нашими тренерами были Виктор Гершойд и Исаак Завадников. Я увлекался такими видами спорта, как плавание, прыжки в высоту и длину, участвовал в велокроссах. Это увлечение спортом помогло мне в армейской службе. Помню, как в армейском лагере в Новомосковске я должен был в обмундировании с частичной выкладкой переплыть реку Самару. Я успешно справился с этой задачей. Все мои школьные друзья тоже сильно увлекались спортом. Нас неоднократно приглашали на спортивные соревнования, в которых некоторые из нас занимали призовые места. Мы регулярно посещали спортивные секции при школе. На большие тренировки мы ходили на городской стадион, размещавшийся рядом с садом Мершавцева. Я легко выполнял нормы для получения знака ГТО 1 степени и примерно половину норм по ГТО 2 степени. Школу я успешно окончил в 1928 г.
Перед тем, как перейти к описанию моей трудовой деятельности, мне хочется рассказать о моём детском увлечении голубями. Условий для содержания голубей не было, приходилось приспосабливаться. Когда мы с родителями жили по ул. Карла Маркса 48, я держал голубей на кухне, а затем приспособил чердачное помещение. У меня были голуби почти всех пород. Моё увлечение отрицательно отражалось на моей учёбе, так как не оставляло мне время для приготовления уроков. Из-за этого родители возражали против моего увлечения и решили порезать всех голубей и даже приготовили блюдо из голубятины. Когда я пришёл со школы, меня угостили хорошим мясом. Такая забота мне сразу стала подозрительной, и вскорости я обнаружил пропажу голубей. Мои родители не достигли своей цели, я пригрозил совсем бросить учёбу, и они были вынуждены выделить мне деньги на покупку других голубей. У меня было много друзей-голубятников — Миша Пахомов, братья Игнат, Иван и Степан Махорты и Винников, работавший архитектором при горсовете. Ему было 35 лет, он имел много голубей лучшей на то время Николаевской породы. Когда я впоследствии работал на базе отдыха ЮГОКа, я создал живой уголок, в котором было более 150 голубей. После моего ухода на пенсию наши «любители природы» ликвидировали живой уголок.


102.82 КБ
Слева направо: Владимир, Израиль и Аркадий Срибник.


77.94 КБ
Слева направо в нижнем ряду: Лёва, Геня, Владимир и Израиль Срибник. В верхнем ряду Мотя Срибник.


41.65 КБ
Лазарь Срибник.


236.34 КБ
Сарра Срибник.
Tags: Генеалогия, Дедушка Володя, Логишин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments