Dmitry Tartakovsky (dima75) wrote,
Dmitry Tartakovsky
dima75

Categories:

В. И. Срыбник. Воспоминания. Голод 1921 г.

В 1921 году разразился голод, который сильно ощутили в нашей семье. Дома запасов продуктов не было. Люди вокруг умирали на глазах, и помочь в этой беде никто не мог. В то же время небольшая, зажиточная, часть населения имела продукты и занималась спекуляцией. Каждый по-своему искал выход из сложившейся ситуации. Мои старшие братья — Лазарь, Мотя и Аркадий решили уехать зарабатывать на хлеб. Соседи и друзья говорили им, что в городе Нежин Черниговской губернии хорошо с продуктами. У братьев не было выхода, и они поехали в поисках хлеба, чтобы спасти семью от гибели. В Нежин они не смогли добраться, так как из-за больших снежных заносов железнодорожный транспорт в этом направлении не работал. В дороге Мотя заболел сыпным тифом, Лазарь и Аркадий решили определить его в инфекционную больницу в городе Кременчуг, до которого они к этому времени добрались. После этого Лазарь и Аркадий начали искать работу, и вскорости им улыбнулось счастье, они устроились работать у сапожника по фамилии Левин. К сожалению, через короткое время, сапожник решил переехать в другой город и рассчитал их. Братья лишились работы и жилья, начали бродяжничать и скитаться, как беспризорники в холоде и голоде. После таких мытарств они решили вернуться домой. Для этого были нужны деньги, которых у братьев не было, они решили ехать «зайцами» и только в первой половине 1922 г. добрались домой. Мотя после выздоровления был определён его лечащим врачом в детский дом 25 Чапаевской дивизии, в котором он пробыл до лета 1922 г., а когда окреп, вернулся домой.
Когда мои братья странствовали в поисках любой работы, чтобы найти средства на пропитание и не умереть от голода, я и мой младший брат («мизинник») Лёва в возрасте девяти и, соответственно, шести лет остались с родителями. Жили мы тогда на улице Немецкой (Карла Либкнехта), арендуя жильё барачного типа у домовладельца Швыдкого. Сам домовладелец проживал в добротном доме и имел достаточно всех жизненных благ. Рядом с нами жила бездетная пара — портной Лёва Фехтман со своей женой Тойбель. Так как их семья была небольшой, а Лёва был хорошим портным, шил брюки и пиджаки и обменивал их на базаре на продукты, то голод их не затронул. Наши соседи были хорошими людьми и сочувствовали нам. Они иногда давали нам очистки от картофеля, из которых мама готовила оладьи и различной конфигурации лепёшки. Деньги в то время были обесценены, и торговля практически сменилась обменом. Большая заслуга отца в том, что он сумел сохранить нас и не дал погибнуть от голода. Мой отец доставал и ремонтировал старую обувь и менял её на продукты. Базар находился на улице Октябрьской, недалеко от нас. Основными продуктами на базаре в то время были макуха (жмых, продукт переработки подсолнечного масла, который обычно используется для кормления скота), сахарин (заменитель сахара), соль и спички.
Во время голода 1921 г. еврейское благотворительное общество «Джойнт» оказало неоценимую помощь голодающему населению Криворожья. В нескольких местах города были организованы походные кухни, в которых голодающие могли два раза в день бесплатно получить горячую пищу. В этих кухнях варили в основном сладкие каши. Одна из походных кухонь размещалась на нашей улице, рядом с домом Макарова. Мы с братом Лёвой регулярно приходили сюда кушать. Помимо этого, «Джойнт» выдавал детскую одежду многодетным семьям.
В этот период мы получали помощь и от проживающих в США, в районе Бруклина, наших родственников. У моего папы жили в США три сестры и брат, они переехали в Америку ещё до начала Первой мировой войны. Мужья папиных сестёр были ремесленниками, а брат отца был мужским портным. За время проживания в США они сумели накопить деньги и приобрести дома и автомобили. Посылки присылала нам старшая папина сестра Рейзеле, которая регулярно вела переписку с моим отцом. Мы получили три посылки, в которых были крупы, кокосовое масло, сахар и консервы. Эта помощь значительно облегчила наше положение. В трудное для нашей семьи время папины родственники оказали милосердие и помогли нам спастись. Нельзя забывать тех, кто спасал от голода в такое тяжёлое время. Я на всю жизнь хорошо запомнил, как от голода умирали тысячи людей — в основном старшего возраста. В светлое время суток не успевали хоронить умерших, так много их было. Наша семья чудом уцелела.
Tags: Генеалогия, Дедушка Володя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments