Dmitry Tartakovsky (dima75) wrote,
Dmitry Tartakovsky
dima75

Такая жизнь. Памяти Мары Бен-Дрора

Сегодня исполняется 30 дней со дня смерти папиного двоюродного брата Мары (Мордехая) Бен-Дрора, последнего из найденных мной четыре года назад папиных двоюродных братьев. Родители Мары (дедушкина сестра Вера и её муж Володя (Зеев) Берман) уехали из Советской России в Палестину в 1922 году, но из-за многочисленных трудностей на три года задержались в Стамбуле, где в 1925 году родился Мара. По прибытии в Палестину отец Мары работал водителем, затем стал одним из руководителей транспортного кооператива «Амовиль», Вера занималась домашним хозяйством. Вера с Володей поначалу не знали иврита, говорили дома и с друзьями по-русски, покупали русские книги и пластинки, пели с друзьями русские и украинские песни. В своей книге «Такая жизнь» ("חיים שכאלה") Мара рассказал о причинах, побудивших его сменить фамилию родителей — Берман на Бен-Дрор. Его дед со стороны отца в детском возрасте был отдан на воспитание в семью немецких промышленников, которые относились к нему, как к своему сыну и дали ему свою фамилию — Берман. Узнав, что его фамилия имеет не еврейское, а немецкое присхождение, Мара решил вернуться к корням своего народа и взял фамилию Бен-Дрор (Сын свободы). Мара, проработав на ряде временных работ, выучился на юриста и создал преуспевающую адвокатскую контору. Несмотря на это, когда ему предложили стать судьёй, он оставил столь выгодный бизнес и начал работать за намного меньшую зарплату, чтобы заняться своим настоящим призванием. Будучи судьёй Тель Авивского окружного суда, Мара ускорил рассмотрение дел и слушание апелляций, а не откладывал их, как это было принято. Его обычной практикой был выезд на место происшествия для детального ознакомления с делом. По предложению Мары был создан институт повышения квалификации судей, в котором Мара был назначен заместителем директора. В дальнейшем Мара стал судьёй Верховного суда (Багаца), а затем — председателем Тель Авивского окружного суда. После окончания судебной карьеры Мара служил председателем ряда государственных комиссий. На этих должностях он увеличил процент женщин во главе государственных компаний с 6% до 35% (Комиссия по проверке назначений в государственных компаниях и концернах), сократил с примерно 50 до 30 количество высокопоставленных чиновников, назначаемых без конкурса (Комиссия по проверке списка должностей на государственной службе, освобождённых от проведения конкурса). В качестве председателя Комиссии по распределению доходов от спортивных лотерей он начал выделать деньги Израильской шахматной федерации (до этого развитием шахмат в Израиле пренебрегали) и создал практику равномерного распределения денег для мужских и женских соревнований в тех видах спорта, где представлены оба пола. В знак признания его заслуг в развитии израильских шахмат Мара был избран президентом Израильской шахматной федерации. Знание русского языка помогало Маре на многих его должностях, в частности, в контактах с российскими и даже китайскими судьями, в организации шахматных соревнований, большинство участников которых были русскоязычными и в общении с моими родителями, вместе со мной — единственными родственниками его матери, найденными после почти восьмидесятилетнего перерыва в контактах, вызванного боязнью репрессий. У Мары большую часть жизни было хорошее здоровье, смертельная болезнь обнаружилась внезапно, когда медицина уже почти ничего не могла сделать. Врачи предложили на выбор или выписаться из больницы и провести последние дни дома, в кругу семьи, или попробовать лечение, шансы на успех которого были низкими, а побочные эффекты — очень тяжёлыми. Мара выбрал бороться до последнего...

Mara Ben-Dror.jpg
Фото из Википедии.
Tags: Генеалогия, Родственники
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments